Не дадим превратить себя в тягловую скотину!Важно

Несколько дней назад (стоило только миновать Единому дню голосования – какое совпадение) председатель правительства РФ Дмитрий Медведев объявил о масштабной реформе, или, поскольку общую сферу обозначить здесь довольно трудно, о совокупности громадного количества юридических новаций. В срок до начала 2020 года – т.е. менее чем за четыре месяца, должны быть отменены и прекратить своё действие 20 419 актов времён СССР/РСФСР. Сам второй номер тандема не без доли гордости поименовал начинание «Регуляторная гильотина». Действительно, рубит премьер-министр сплеча – глава аппарата правительства Константин Чуйченко отмечает, что налицо своего рода рекорд: «Такого еще не было, чтобы поручение имело приложение в 1992 страницы». Одним словом, работа предстоит серьёзная. Сам Медведев заявил, что «Нам надо отменить действие актов, которые в настоящий момент вредят развитию страны, ограничивают экономику. Но в то же время не создать условия, когда что-то окажется вне сферы правового регулирования». А риск последнего довольно велик – за очень ограниченный период времени потребуется не только детально проанализировать становящиеся ничтожными документы, но и разработать для них качественную замену.

А ради чего вообще вся суета? Цели запуска «регуляторной гильотины» озвучиваются достаточно откровенно – это снижение надзорного давления на бизнес, создание более свободных условий для предпринимателей. Или, выражаясь более откровенно и в нашей, левой парадигме, в очередной раз власть идёт на уступки капиталу. В каких вопросах и за чей счёт? Основное содержание реформы – официальная отмена практически всех сохраняющихся советских ГОСТов (более 10 000). Подобную меру во власти и в среде бизнес элит обсуждали уже давно – и вот она реализуется на практике. Формально меняется, как будто, не столь уж многое – большая часть продукции и так уже давно выпускается по ТУ – техническим условиям. Фактор изменения производственных технологий тоже носит объективный характер: действительно, способы, которыми производились те или иные товары в 1950-е, 60-е и 70-е сейчас зачастую неактуальны. Всё это так. Но!

Как бизнесмены, лоббировавшие отмену ГОСТов, так и Медведев и его правительство, намеренно упускает из виду тот факт, что соблюдение данных норм в первую очередь защищало потребителя от приобретения некачественного товара. И не только в советское время, но и сейчас – путём информирования. Покупатель, видя, что товар произведён по ГОСТу, имеет таким образом гарантию соответствия его достаточно высоким стандартам – и зачастую делал выбор именно в его пользу. Не случайно советский знак качества продолжает использоваться целым рядом коммерческих структур в качестве дополнительного маркетингового инструмента. ГОСТы также резервировали до настоящего времени соответствие рецептуре целого ряда продуктов. Скажем, не всякая колбаса имеет право называться Докторской. Теперь что угодно можно будет называть как угодно, лишь бы информация в графе состава не была ложной. Власти, верные рыночной парадигме, считают, что граждане сами произведут необходимую селекцию, покупая наиболее качественное. Однако на практике мы можем ожидать перехода бывших ГОСТовских стандартов в категорию элитной продукции – со всеми вытекающими ценовыми последствиями. Что прежде гарантировалось государственным контролем всем, теперь будет доступно лишь состоятельным. Для остальных – колбаса из крахмала, красителя и бумаги, а «молочные» продукты – из пальмового масла.

Впрочем, ГОСТы в итоге оказались не самой громкой и важной частью изменений, предусматриваемых «регуляторной гильотиной». Не без удивления эксперты и простые граждане обнаружили, что в перечень отменяемых актов попадает и декрет Совета народных комиссаров РСФСР от 1917 г. «О восьмичасовом рабочем дне». И вот это – вещь действительно важная и громкая, сопоставимая по своим последствиям с самыми крупными реформами 1990-х и 2000-х. Власти уверяют – 8-часовой рабочий день никто отменять не будет. «Восьмичасовой рабочий день установлен Трудовым Кодексом Российской Федерации. Мы сам восьмичасовой день не отменяем. Даже если мы захотим отменить восьмичасовой рабочий день, мы не в праве этого сделать, у нас нет компетенции», — сообщил вице- премьер РФ Константин Чуйченко. Логика тут достаточно странная. Во-первых, изменения вполне можно внести при наличии соответствующей политической воли и в Трудовой кодекс. Во вторых, не вполне ясно, зачем вообще при отсутствии каких-либо планов на этот счёт, трогать документ более чем столетней давности? Даже не ведя к немедленным последствиям, это решение задаёт определённый вектор – и он направлен на ревизию параметров продолжительности рабочего дня. Хорошо известно, что с подачи Медведева активно прорабатываются новации, связанные с четырёхдневной рабочей неделей. Почти никто не верил, что это тема всплыла исключительно из желания облагодетельствовать население – тем более, что она шла вразрез с целым рядом ранее принятых правительством стратегических решений в сфере рынка труда. Так, пенсионная реформа выбросила на него несколько миллионов предпенсионеров, увеличивших и так довольно существенную конкуренцию. Сокращение рабочей недели в этой ситуации может стать фактором, подстёгивающим дополнительно безработицу. Идея четырёхдневки обретает смысл только в контексте пересмотра 8-часового рабочего дня, где она будет использоваться в качестве тарана.

И не важно, кто и что говорит! Веры властям, в том числе даже прямым заявлениям первых лиц, нет. Больше нет – после уже упоминавшийся грандиозной подлости в отношении пенсионеров. В 2005 году Путин открытым текстом сказал, что пока он президент повышения пенсионного возраста не будет. В 2015 даже позволил себе поиронизировать на эту тему: «Если мы в 65 поставим возраст выхода на пенсию – вы меня извините за простоту выражения, это отработал, в деревянный макинтош – и поехал? Это невозможно». Практика показала – ничего невозможного, когда речь идёт об изъятии миллиардных накоплений населения, для правящей камарильи нет. Народ имеет все основания и вправе ожидать очередного обмана – и ликвидации 8 часового рабочего дня – чуть раньше или чуть позже. Первый шаг сделан.

Подобного масштаба наступления на завоевания советской власти в стране не было давно. Впрочем, тут уже впору говорить даже не об одном только Советском Союзе, а обо всей истории борьбы труда и капитал во всемирно-историческом масштабе. Борьба за уменьшение продолжительности рабочего времени – один из стержневых, краеугольных принципов для всех коммунистических и трудовых партий. Требование законодательного закрепления 8-часового рабочего дня было выдвинуто в 1866 году на Первом интернационале непосредственно Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом. Долог и труден был путь, но волей и огромными усилиями нескольких поколений социал-демократов, профсоюзных активистов и примыкавших к ним других политических сил, этот казавшийся неподъёмным камень был сдвинут с груди миллионов людей по всему миру.

Капиталистический труд, где человек есть приложение к машине, а производственный процесс раздроблен на множество мелких повторяющихся операций, монотонен, он почти утрачивает творческий характер, выматывает и отупляет. И речь идёт отнюдь не только о каких-нибудь работниках на ткацкой фабрике XIX века, или даже на автосборочном конвеерее фордовского завода, но и о современных нам представителях пролетариата. Целый день пробивающий продукты на кассе сотрудник сетевого супермаркета находится в том же положении, что и его исторические предшественники.

Для человека нет ценности выше, чем свободное время, которым он может располагать так, как считает нужным. Семья, увлечения и саморазвитие, забота о собственном здоровье в форме совершенно необходимых современному горожанину занятий спортом, фитнесом, или хотя бы упражнениями на дому. Всё это – то, что делает нас в полном смысле этого слова людьми, гармоничными в физическом и разносторонними в духовном отношениях, требует времени даже в большей степени, чем материальных средств. И всё это совершенно не нужно капиталу. Ему необходим максимально интенсивно функционирующий винтик в системе производства – и одновременно как можно более активный потребитель, а человек, лишённый возможности самостоятельно организовывать свой досуг, домашнее питание, поддерживать себя в тонусе, будет с неизбежностью компенсировать это услугами, товарами и лекарствами. Т.е. приобретать.

Символично, что вчера, 13 сентября, была годовщина издания в 1741 указа об ограничении рабочего дня на фабриках 15 часами – первого подобного рода документа в истории нашей страны. 15 часов непрерывной работы – как гарантируемая милость! Мы уже почти забыли об этом, что такое было – и в принципе возможно. Но нельзя исключить того, что скоро придётся вспомнить. При этом в развитых странах до недавнего времени количество рабочих часов в день и в неделю неуклонно снижалось. Если в 1977 году наша 40 часовая рабочая неделя была достижением, то в дальнейшем эти показатели были превзойдены в целом ряде государств. Во Франции в 2019 году средняя еженедельная продолжительность работы составляет 35 часов, а мировым лидером являются Нидерланды с 27 рабочими часами.

Впрочем, отношение к европейскому и мировому опыту у нас сейчас – один из наиболее выдающихся примеров двоемыслия: когда речь идёт об ухудшении условий жизни трудящихся, непопулярных, но якобы необходимых решениях, приводящих к снижению уровня жизни масс, то их постоянно оправдывают и обосновывают зарубежной практикой. Когда же народ указывает на достижения заграницы в сфере социального обеспечения, на действенные меры борьбы с расслоением и неравенством (например дифференцированную шкалу налогообложения), коррупцией (скажем, китайский опыт в этом вопросе), то с высокой трибуны с гордостью заявляется, что у России – свой особенный путь и «загнивающий» Запад, или жесткий Восток нам не указ и не пример. И вообще кругом враги – каких таких гарантий и поблажек вы хотите в осаждённой крепости!?

Вся история современной России – это последовательная ликвидация социальных завоеваний советской власти в угоду капиталу и ради уменьшения ответственности государства как единого целого и конкретных чиновников, как составных частей этого механизма. И нет ничего глупее, чем полагать, что этот процесс однажды сам собой остановится, а то и развернётся вспять, что есть какие-то незыблемые и общепринятые вещи, которые не посмеют тронуть. Всё, что происходит в капиталистическом обществе, это результат взаимодействия и борьбы классов, прежде всего – двух основных: рабочих и буржуазии. И если сила действия одного не компенсируется эквивалентной силой противодействия другого, то никаких пределов нет – кроме тех, которые задаются самим человеческим естеством. Люди не могут работать, скажем, по 18-20 часов – умирают. А вот по 10-12 – более чем способны – в физическом смысле. И, если ничего не предпринимать, если самоустраниться, а не действовать и организовываться, то так однажды и будет.

Человек труда, запомни: на то, чтобы проголосовать на выборах та потратишь 20 минут, на уличную акцию – час, на деятельность в составе реального, независимого профсоюза – несколько часов за декаду, а то и месяц. Пассивность отнимет у тебя гораздо больше. Годы заслуженного отдыха на пенсии – уже отняла. Если не желаешь быть тягловой скотиной, то забудь, выкинь из головы самую мысль, что можно быть вне политики. Она всегда найдёт и прямо коснётся тебя, раньше или позже. Потому что за её спиной – экономика, а она всеобъемлющая. Мы не имеем права допустить прорыва этого выстроенного и выстраданного предками рубежа на пути у беспредельной жадности капитала.

Все силы – на борьбу за сохранение 8 часового рабочего дня!

Пресс-служба МГК КПРФ Мизеров Иван

Войти в личный кабинет

Забыли пароль?

Каждый рубль важен для проекта.
Заполните форму и Вы получите инструкцию
по оказанию материальной помощи проекту

Какую сумму Вы готовы отправить на развитие проекта?


Нажимая на кнопку, Вы даете согласие на обработку своих персональных данных

Включайтесь в нашу команду.
Вы можете стать представителем фонда в своем доме, дворе или микрорайоне.


Нажимая на кнопку, Вы даете согласие на обработку своих персональных данных

Расскажите о проекте друзьям